День Космонавтики

i (10)  Была весна, снег уже почти сошёл, но  то утро выдалось холодным. Я помню, что ноги скользили по замёрзшему подтаявшему накануне снегу и льду. Ещё я отчётливо помню, в чём была одета мама. Она была  в приталенном пальто со светлым каракулевым воротником, а это было её зимнее пальто. Моя мама считалась в нашем селе модницей, и я помню её стройную фигуру в этом пальто и ботиках на высоком каблуке. Я не помню, в чём был одет я, но это не имеет отношения к моему рассказу.
Так вот в то утро мне выпал счастливый случай. Меня мама взяла с собой на работу. Случалось такое не часто, потому мне это и нравилось. Работала моя мама бухгалтером в нашем   отделении Сельпо. Все работники этого отделения сидели в одной большой комнате бревенчатого дома в центре села, каждый за своим столом. Было их четыре человека, один мужчина и три женщины, включая мою маму. Они целый день сидели  за своими столами, щёлкали на счётах и писали в больших толстых тетрадях, их ещё называли амбарными книгами. У всех, кроме моей мамы, на руках были чёрные нарукавники, чтобы не протереть о стол рукава своей одежды. Ещё  в конторе был один металлический арифмометр – Феликс. Он забавно щёлкал, если прокрутить его за ручку. Но мне не разрешалось его трогать.
И так в то утро мы с мамой, как ни в чём не бывало, вышли из дома и пошли к центру села, вдоль одной большой улицы. В нашем селе и была то  всего одна эта улица, но зато очень длинная. Идти было довольно далеко, по крайней мере, мне так тогда казалось.
Но в тот день примерно на середине нашего пути, когда мы проходили мимо дома друзей моих родителей, из дома выскочила мамина подруга  без верхней одежды. Она принялась обнимать маму, а заодно и меня, радостно выкрикивая:
— Космос! Гагарин! Первый космонавт! Мы первые в Мире!
И  что-то ещё в этом роде. Но я, радуясь вместе с ними, пока ещё не понимал самой причины радости, кроме незнакомых мне пока слов и часто повторяющейся фамилии – Гагарин. Подруга приглашала маму зайти  в дом, чтобы отметить это событие, но мама не согласилась, сославшись на работу, и мы пошли дальше.  По дороге нас ещё несколько раз останавливали, и мы радовались со всеми, но продолжили свой путь.
Наконец мы пришли в мамину контору. Народу там было больше чем обычно. Все радостно разговаривали, поздравляли друг друга.  Присутствующие периодически поглядывали с ожиданием, на  радио синего цвета с серебристой решёточкой впереди.  Оно висело под самым потолком на стенке. Из радио лилась бравурная музыка, всегда обычно звучащая по праздникам. Периодически музыка прерывалась, и голос Левитана сообщал одно и то же известие:
— Впервые в Мире  запущен космический корабль с человеком на борту – майором Юрием Алексеевичем Гагариным…
Но, не смотря на то, что известие было одно и то же, каждый раз это вызывало очередную волну радости и веселья. Одни люди выходили, другие заходили в контору, тогда поздравления, и ликование вспыхивали с новой силой. Казалось, этому не будет конца, насколько значимым оказалось событие, и насколько искренне люди радовались ему.
Мне мама  ещё  по дороге объяснила, как могла, свершившееся событие и я уже отвечал на вопросы вновь входящих в контору людей, а они непременно все хотели знать, кем я буду, когда вырасту? И я с гордостью говорил:
— Космонавтом!
Это вызывало дополнительную радость у окружающих, а мне нравилась их реакция и внимание ко мне.
Наконец хаотические движения стали приостанавливаться и люди начали формироваться в компании. В маминой конторе были сдвинуты столы, и на них появилось спиртное и всевозможные закуски.  Тосты повторялись одни и те же, за Юрия Гагарина, за его полёт и за Советский Союз.
Я тоже сидел за столом, напротив меня была горка конфет и целая бутылка неимоверно вкусного, шипучего и колючего лимонада. А кроме больших деревянных бухгалтерских счёт, с которыми я обычно играл в маминой конторе, в этот раз мне ещё разрешили крутить и щёлкать на арифмометре.
Вечером в нашем доме собралась очень большая компания родительских друзей и соседей, отмечать столь важное в жизни каждого жителя страны, событие. Народу было много и нас со старшей сестрой Таней отвели в соседский дом, где мы с двумя мальчиками, значительно старше меня по возрасту, коротали этот праздничный вечер.  Я рассматривал картинки военных самолётов, в какой – то книге, а старший из мальчиков мне объяснил, что прежде чем стать космонавтом, необходимо вначале стать лётчиком.  С тех пор, на порядком надоевший со временем  вопрос:
— Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?
Я отвечал:
— Сначала лётчиком, а потом космонавтом.

                                Владимир Тетерин©         10.06.12  Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*