Сломанный тополь

i (12)  Напротив нашего дома на другой стороне улицы, рос  старый, толстый  тополь. Примерно  третья часть по высоте  тополя была отломлена, отломлены явно давно, потому он рос в основном в стороны.
— Бабушка, кто сломал тополь? — спрашивал я.
— Вот приедет дядя Коля, у него и спросишь, — отвечала бабушка.
Дядя Коля, бабушкин младший брат. Но по возрасту он был всего на пару лет старше моего отца, бабушки старшего сына.  Дядя Коля  жил в Киеве, но почти каждое лето приезжал в гости в наше село, на свою Родину. Это был очень жизнерадостный, весёлый человек, худощавый и высокий. Он походил на известного в те времена актёра Филиппова. Поэтому его так и звали за внешнее сходство и весёлый нрав – Филипповым.
Истории, рассказанные дядей Колей и бабушкой об одном и том же событии, сложились в моей  памяти в одну историю и я расскажу её, как она мне запомнилась.

   Из нашего села, дядя Коля уехал ещё до войны, сразу по окончанию семилетки,  в один из сибирских городов.  Там он работал на заводе и параллельно закончил аэроклуб.
Когда началась война, то дядю Колю призвали, конечно же, в   авиацию.  Он хорошо и славно воевал. Об этом говорит, например тот факт, что начал он войну сержантом, а к 43 году, был уже капитаном.
В 1943 году их полк переучивался на новые самолёты ИЛ-2 в Казани.  Это километров 300 от нашего села по дороге, а напрямую ещё  меньше. Как понимаете, для самолёта это не  расстояние.
Дядя Коля, а было тогда ему 20 лет, вместе с подполковником из села, расположенного недалеко от нашего, отпросились у своего начальства. И на самолёте ПО-2 они вылетели на побывку. Дядя Коля высадил подполковника и благополучно посадил самолёт на поле возле села. Дело было зимой, так что с посадкой на заснеженное поле на лыжах проблем не было.
А сейчас представьте картину. В родное село, через которое и автомобили  не каждый месяц проезжают,  прилетает на  самолёте мальчишка, которого помнят все. Помнят, как он тут, ещё совсем недавно, по селу босиком бегал.  Сейчас, этот мальчишка стал  фронтовым лётчиком, офицером, в орденах и медалях.
Жесточайшая Великая Отечественная война  в разгаре. В каждом доме, каждой семьи ждут своих солдат и переживают за них. А очень многие получили уже похоронки.  В общем,  сбежалось на поле всё село от мала до велика. Повели героя по домам, каждый считал своим долгом угостить, чем мог.  Ну и угостили.
Дядя Коля, изрядно захмелев, стал предлагать покатать на самолёте. Особенно он настойчиво предлагал девушкам. Но на его счастье никто не согласился. Тогда он взлетел один и решил на самолёте По-2, в народе его называли кукурузник, сделать мёртвую петлю над родным селом.  И сделал бы, но помешал тополь, который как свечка торчал в одиночестве среди села. Его без листвы и не видно было совсем.  Этот тополь рос напротив, того места, где в будущем будет наш дом.
Самолёт дядя Коля всё-таки удержал. Но фанерный фюзеляж от такой  жёсткой посадки, развалился на кусочки. Дядя Коля сломал пол зуба о штурвал и остался, абсолютно не вредим. Я помню, как он показывал, золотую фиксу на месте того сломанного зуба.
Времена были суровые и через пару дней за дядей Колей приехали  особисты и увезли  на автомобиле. Ещё приехали техники с авиационной части и забрали двигатель с самолёта. Остальное оставили на месте.
Односельчане поделили остатки самолёта между собой. Особенно в цене была клеёнка — дерматин, которой  был  обтянут  деревянный корпус самолёта. Бабушке, как сестре героя достался кусок клеёнки с красной звездой. Она сшила из него бумажник, и я его хорошо помню. Он хранился в бабушкином сундуке и в него были вложены письма от дяди Коли, которые были особенные тем, что писал он их в стихах.
Самого же дядю Колю ждали тяжелейшие испытания. Его не посадили, но он попал, куда-то на вроде лётного штрафного батальона.  Его посылали на такие задания за линию фронта, что шансов вернуться назад живым, было очень мало.
Например, он снабжал боеприпасами, окружённых партизан и  выполнял другие подобные сложные задания. Его два раза сбивали  над вражеской территорией, и оба раза он возвращался живым и невредимым, через партизанские отряды.
А один раз, сел в поле, загнал повреждённый самолёт между двумя стогами с сеном и замаскировал его в них.  Поломка оказалась незначительной и он за два дня смог устранить её. Радом был хутор, на котором жила одинокая старушка. Она приютила и кормила лётчика на это время. Между тем по всей округе фашисты искали самолёт, так что взлетать пришлось дяде Коле под автоматные очереди.
К концу войны судимость  сняли и он с полной грудью орденов, но всё в том же звании капитана, что был до аварии, стал задумываться о демобилизации.  Желания летать больше не было, как его не уговаривали остаться в лётной части. Налетался дядя Коля до предела, поэтому он воспользовался возможностью уволиться в запас.
Проблема  была только в следующем, куда возвращаться. У дяди Коли за время войны накопилось три невесты. Он им всем написал письма одного содержания:
— Сбит в очередной раз под Берлином, остался жив, но очень серьёзно ранен. Ампутировали ногу.
Хотя сломанный зуб во время той злополучной аварии, был единственной раной за всю войну у моего дяди.
Одна из невест не ответила совсем. Другая высказала явное неудовольствие его состоянием.  А вот третья, заверяла в своей любви и настойчиво просила приезжать, в каком бы состоянии он не был. Так  дядя Коля поселился в городе Киеве и прожил там долгую и счастливую жизнь.

                      Владимир Тетерин©      09.08.12   Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*