Анекдоты

  14Мой отец работал председателем колхоза. Иногда к нему по работе приезжали разные начальники с проверками. В ту пору, ни о каких домах приезжих или гостиницах в селе  не могло быть и речи, поэтому все приезжие по работе отца, останавливались у нас в доме.
Чаще это почему-то случалось зимой, наверное, потому, что зимой дороги заметало снегом. Отцовский газик ставился в гараж, а ездил он на лошади, запряжённой в лёгкие сани, называемые кошёвкой. И, хотя лошади, которыми пользовался отец из колхозной конюшни, были молодые и резвые, но всё равно на лошадях далеко зимой не уедешь. Дни становились значительно короче. А в темноте ездить по переметённым снегом санным дорогам не каждый решиться, риск был неоправданный. По этой причине и приезжие, проверявшие отца, вряд ли могли уехать в тот же день.

Кроме того к нам нередко приходили или приезжали приятели и друзья отца. В этом случае также, как правило, гости с родителями засиживались допоздна, находясь за столом в комнате. Нас же с сестрой по такому поводу отправляли спать на полати, так как мой диван стоял в комнате, а кровать сестры отдавалась, при необходимости, гостю.
Полати — это настил из досок, примерно, в метре от потолка. Они являются продолжением лежанки  русской печки. На полатях было очень тепло и в лютые морозы мы там обычно и спали, а наша бабушка там спала зимой постоянно.

В общем, нас со старшей сестрой отправляли на полати. А наша младшая сестра, в виду своего ещё совсем малого возраста, спала в своей детской кроватке в родительской комнате. Полати, своей передней частью, выходили в большую комнату и отделялись от неё всего лишь занавеской. Поэтому, всё о чём говорилось за столом, слышно было отлично. А слушать мне было очень интересно.
Мой отец был очень весёлый и коммуникабельный человек. Он обожал компании, умел общаться и поддержать разговор, но ещё он очень любил анекдоты и знал их великое множество. Так вот, в такие вечера я подползал поближе к краю полатей, отодвигал немного занавеску в сторону и мог наблюдать, за всем застольем, а главное, всё слышать. Сестра обычно пыталась меня призвать к порядку, на правах старшей, но я её не слушал и она вскоре, повоевав со мной, засыпала. Ей нужно было утром в школу, а мне в ту пору спешить по утрам было ещё некуда.

Итак, мужчины сидели за столом и выпивали, обычно водку, и, закусывая, разговаривали о разных делах. Иногда мама тоже сидела с ними, иногда уходила, сославшись на дела. Я терпеливо ждал, когда очередь дойдёт до анекдотов. И такой момент обязательно наступал.
Обычно, анекдоты рассказывал отец. Он старался говорить приглушённым голосом почти шёпотом, так как, по сути, наш дом это одна большая комната, поделенная дощатыми перегородками. Но мне всё равно было хорошо слышно. Многие анекдоты повторялись, но каждый раз, непременно, находились новые, которые я ещё не слышал. Где отец их только брал, общаясь в селе, практически, с одними и теми же людьми, было загадкой.

Мне сейчас не совсем понятна моя тогдашняя страсть к анекдотам, так как я их всё равно не понимал, но мне нравилось, как непременно после каждого анекдота, раздавался взрыв приглушённого смеха. Надо отдать должное отцу, он рассказывать анекдоты умел, любил и использовал только «приличные» из них. И я не помню анекдотов из его уст с употреблением мата или ещё, какой-нибудь похабщины. И даже значительно позже, когда я уже будучи студентом приезжал домой, то первым делом, мы с отцом обменивались свежими анекдотами. Но негласное условие, относительно мата и пошлости, соблюдалось всегда.

В том же ещё совсем малом возрасте, разумеется, я не разбирался в анекдотах, но я их запоминал и запоминал хорошо. Поэтому знал их великое множество. Проблема была одна, рассказывать их не кому. Домашним было нельзя, а в школу я ещё не ходил. Выход нашёлся сам собой. Как-то уже, кажется, весной я крутился в клубе возле взрослых ребят. По моим тогдашним меркам уже совсем взрослых, примерно,  пред армейского возраста. Они рассказывали анекдоты. Один из них и говорит:
— А вот ещё один анекдот от Николая Андреевича.
И покосился на меня. Николая Андреевич — это был мой отец. Его в селе все очень уважали.
Но, рассказывая анекдот, этот мальчишка, что-то напутал, и я отважился его поправить. Вскоре, я стоял в кругу этих ребят и рассказывал анекдоты. Все весело смеялись, и я тоже похихикивал, хотя, далеко не всегда, понимал причину. Но я был очень горд и доволен собой.
Позднее подобные случаи ещё многократно повторялись. Завидев меня, ребята ставили меня в круг, и я им выдавал, всё, что узнал нового за последнее время.

                      Владимир Тетерин©        16.06.12  Москва

   Отблагодарить автора
<<предыдущий рассказ……………………….следующий рассказ>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *