Как я переехал в Крым

Моё пребывание на родине явно затягивалось. И если первые два с половиной года я был буквально привязан необходимостью быть там, то после просто ждал, когда события сложатся наиболее благоприятным образом для моего переезда в тёплые края. Под «тёплыми краями», я имел в виду прежде всего Крым, хотя был открыт и другим вариантам.

Надо сказать всё это время я был занят весьма интенсивной работой над моими книгами. Потому предположил – возможно это они удерживают меня на одном месте. И вот в апреле, закончив в черновом варианте пятую из них, я решил сделать паузу. Надеясь, сейчас непременно что-то начнёт происходить и меня вынесет из моего заточения.

Но, промаявшись без дела пару недель, понял – так жить не могу. Безделье убивало, а никаких предпосылок, предрасполагающих к переезду, не происходило. Тогда я занялся аудиозаписью первой книги из серии о Шамбре, предварительно подвергнув её тщательной редакции. Процесс меня захватил на целых четыре месяца и по моим прикидкам мог продолжаться ещё, минимум, года два. Если я решу и со всеми последующими моими книгами проделать, то же самое.

И тут до меня дошло – подобное может продолжаться бесконечно. Ведь нет пределу совершенству. Наконец, закончив редакцию первой книги, и даже не записав до конца все её главы в аудиоварианте, я решил – пора остановиться. Ничего не случится само собой. Необходимо начать двигаться навстречу своей мечте.

И в день, когда исполнилось ровно пять лет моего пребывания в посёлке под городом Кировом, я набрал в поисковике – поездка автобусом в Крым. Высветились автобусные туры на давно желанный мне полуостров. Тут же созвонился с компанией и выяснил время последнего рейса, а на другой день поехал и купил билет в одну сторону – в Крым. Менеджер меня предупредила, – на обратный путь билетов нет. Я решительно ответил, – мне и не нужно.

Оставался ровно месяц до моего отъезда, и я начал сборы. Денег было, как всегда, только для проживания в привычном режиме, но их катастрофически не хватало даже для относительно комфортного пребывания на южном курорте. Но ничего не происходило, и вся моя активная деятельность последних лет по-прежнему существенных плодов не приносила.

День отъезда приближался, я прислушивался к себе и отслеживал, как в привычно спокойное и уверенное состояние, стали проникать нотки беспокойства – как-то там сложиться дальше? Как только я их чувствовал, сразу же садился и концентрировал на них своё внимание. Обеспокоенность проходила, однако через время, случалось, снова возвращалась. Я упорно повторял свой ритуал

Но человек есть человек, ему необходима внешняя поддержка и тогда я обращался к людям, которые мне близки в интернете. Таких у меня немного, всего двое в интернете и один в реальной жизни. Но больше всего меня вдохновил опять же Адамус. В первом шоуде новой серии он в образе Учителя Сен-Жермена говорил – начните движение, и энергия пойдёт за вами. Энергия не побежит впереди вас, а будет двигаться следом и непременно поддержит вас.

И хотя это было не первое высказывание Адамуса подобного рода, именно в этот раз оно меня зацепило. Надо сказать я простил Адамусу все свои претензии, что появлялись у меня на каком-то этапе. И даже выяснил для себя причины их возникновения. Но сейчас вдаваться в подробности не хочу.

Однако, вдохновение – это хорошо, словесная поддержка тоже неплохо, но реальность совсем другое. Я понимал – никогда бы раньше не решился на подобную поездку в один конец с минимальными средствами достаточными примерно на неделю скромной курортной жизни.

Но в то же время знал – у меня нет вариантов и сил оставаться дальше без движения. Всё моё внутренне естество требовала перемещений. Пять лет на одном месте, пусть и активной деятельности, но для меня это много. А тут ещё подоспел пример Риваля, который был моложе меня на пару лет. Человек совершает переход, если достигает предела своих возможностей, когда больше в своём человеческом качестве не может ни в чём преуспеть.

Было ощущение – подобная участь ждёт и меня, если я погашу своё стремление к новым впечатлениям. Сам по себе переход не пугал, но хотелось ещё пожить в новом качестве, порадоваться жизни. В прежнем варианте моего существования мне больше находиться категорически не хотелось.

Но больше всего меня стимулировала моя глубинная уверенность в правильности переезда. Хотя человечек по-прежнему периодически выскакивал и начинал беспокоиться. Тогда я его останавливал своим вниманием от порыва загасить желание и отставить всё по-прежнему. Он отступал.

*             *              *

Провожали меня сёстры и друг одноклассник. Он смотрел на меня как на больного. Человек не раз смотревший смерти в лицо (мой друг лётчик и участвовал в нескольких военных компаниях) не понимал, как это можно от налаженного и устроенного быта сорваться в пенсионном возрасте в неизвестность. Но об этом он молчал, достаточно хорошо зная меня, и потому говорил на посторонние темы.

Сёстры тоже о своих главных переживаниях молчали, прекрасно понимая безуспешность своих аргументов для брата, которого они безусловно любят, но уже давно считают не от мира сего. Что ж поделать, не повезло им с братом. Но явно чувствовалось – сёстры сожалеют о моём отъезде и волнуются за меня.

Я же всё это время прислушивался к себе, стараясь находиться в моменте, и реально никаких беспокойств не чувствовал. Напротив, радость перемен вдохновляла меня и будоражила, однако, до эйфории дело тоже не доходило. На том мы и распрощались. Они в надежде – брат вскоре вернётся. Я с уверенностью – на постоянно уже не вернусь никогда.

Во время полутора суток пути, я присматривался к своим соседям в автобусе. По моим предчувствиям и предсказаниям одной моей знакомой, уже в дороге я должен встретить среди попутчиков поддержку для своего дальнейшего пребывания в Крыму. На многочисленных остановках я общался со своими попутчиками, но ни в ком из них не чувствовал потенциала поддержать меня и не испытывал желания к более близкому знакомству.

Проехав через известный всем Крымский мост, наш автобус стал постепенно пустеть. Я же решил ехать до конца, по-прежнему ничего не планируя. Конечным пунктом нашего путешествия значился Судак. Там и вышли остатки пассажиров вместе со мной, встречаемые только таксистами и риэлтерами, предлагавшими жильё на все вкусы и возможности.

Ко мне подошёл высокий худощавый мужчина из наших и спросил:
— Что вы собираетесь делать дальше?
— Надо бы подъехать немного ближе к морю и там самим подобрать жильё, пешком с моей сумкой идти далековато, – ответил я.
— Тогда поехали вместе, – предложил до этого незнакомый мне мужчина.

Его я постоянно видел во время нашего путешествия в задних рядах автобуса, но познакомиться во время пути нам не случилось. Однако именно этот мужчина и оказался, как я вскоре догадался, моим попутчиком, которого мне суждено было встретить по дороге в Крым. А то, что мы неслучайно поехали вместе для обоюдной друг другу пользы, вскоре стало понятно не только мне, но и моему новому товарищу.

А дальше потянулись дни приятного и всем хорошо знакомого отдыха на пляжах, купании в море, обходе местных достопримечательностей. И на этом тоже не вижу смысла особо останавливаться. Но с самого первого дня меня волновал вопрос – как здесь остаться на более длительный период при моих минимальных финансовых возможностях?

И когда уже заканчивался срок пребывания у моря для моего товарища, а также оплаченное нами время проживания в гостинице, во время прогулки по городу я, с подачи моего друга, снял вполне приличную однокомнатную квартиру в центре города. Это случилось просто и легко, а вот с деньгами всё оказалось сложнее, пришлось отдать всё что у меня было и пришло разными путями на тот момент.

Это немного выбило меня на какое-то время, но потом всё-таки удалось расслабиться и восстановиться. И теперь, кажется, постепенно всё приходит в норму. А то удовольствие от общения с горами и морем, о котором я так давно мечтал, стоит того, чтобы поломать спокойную, но не приносящую никакой радости, жизнь.

Владимир Тетерин  07.10.18

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *