Диалог с собой


Этот способ коммуникации мне известен уже около десяти лет. Он в своё время послужил причиной написания моей первой книги уже более восьми лет назад. Однако в последние годы был мною заброшен. И вот буквально некоторое время назад у меня вновь прорезалось острое желание прибегнуть к нему. В результате появилось несколько довольно интересных диалогов, где я общаюсь с собой, а если уж быть совсем точным, то со своим Истинным Я. Один из таких диалогов я и привожу здесь.

— Как ты считаешь, мы всё-таки уже достигли просветления? — поинтересовался я.
— А как ты считаешь сам? — с улыбкой переспросил он.
— А что, разве мы произошли из Ангельской семьи Хапиру? — рассмеялся я, — только они учат отвечать вопросом на вопрос своих воплощенцев.
— Я оценил юмор, но как ещё по-другому можно ответить на твой глупый вопрос.
— Зато актуальный, — огрызнулся я, ни капельки не обидевшись на своего собеседника.
— Это он для тебя актуальный, а для меня абсолютно нет.
— Почему? — удивился я.
— А ты себе-то признайся честно, разве тебя волнует просветление? Это ты просто упёрся, как животное с кудрявыми рогами в стену и всё чего-то ждёшь, — усмехнулся он.
— Да мне пожалуй скорее любопытно, почему у нас с тобой всё никак у людей?
— Что ты имеешь в виду?
— Почему у меня например нет ощущений раздельности сознания и тела? Ни в какой форме.
— А что есть?
— Есть ощущение, что всё вместе и тело и сознание.
— Так после ощущения разделения, именно так и должно быть.
— Но у меня периода ощущения разделения не было!
— И что?
— А то, что значит и реализация в полной мере ещё не случилась.
— Но частично то всё-таки было? Осознание было?
— Ну, что-то вроде бы было, — недовольно согласился я, — но как-то так, неубедительно.
— Ага, я понял, бабаха по голове не было. Резкой перемены состояния сознания не случилось, чтобы можно было заметить и оценить. Правильно я понял?
— Да, именно, — согласился я.
— А ощущение единения тела и сознания, значит, всё-таки есть?
— Вроде, как есть.
— Но тоже, полной уверенности в этом нет?
— Нет, — согласился я.
— И что ты думаешь?
— Думаю что у меня всё страшно затягивается и надоело уже это до чёртиков.
— И кому это интересно надоело?
— Так, человеку надоело.
— А сознанию?
— А что сознанию? Ему пофиг.
— И ты всё это чувствуешь?
— Ну да, когда принимаю сторону сознания, то мне абсолютно всё равно.
— Замечательно! — и мой собеседник заразительно рассмеялся.
— Чего в том замечательного? — недовольно огрызнулся я, — всё застряло на одном месте и дальше ни в какую.
— А что ты ждёшь дальше?
— Ну, чтобы выровнялось как-то всё… наверное.
— Что выровнялось? — насмешливо спросил он. — Ты когда-нибудь видел всем довольного человека? По крайней мере, на продолжительное время.
— Наверное нет, — согласился я.
— Так почему ты думаешь, что твой человек довольным будет.
— Но ведь он должен стать другим.
— Ага, скажи ещё, что должен стать Божественным, — потешался мой собеседник, — ты что, всё ещё веришь в это макио?
— Да, нет конечно! — недовольно возразил я. — Но, именно это и является следствием нераздельного существования человека и сознания. А так, я бы смотрел на все причуды человека со стороны, умилялся его действиям и гладил бы его по головке, как другие делают.
— А ты уверен, что именно так и делают другие.
— Ну, говорят так, по крайней мере.
— Хорошо, ладно, может и делают. Не будем лезть в чужие ощущения и опыты, давай лучше ближе к нам, — миролюбиво согласился он и продолжил:
— А ты никогда не спрашивал себя – Почему у меня нет разделения на человека и сознание?
— Много раз спрашивал.
— И что?
— Ничего! Нет у меня ответа.
— Так ли уж нет? — ехидно спросил он.
— Ну приходили разные крамольные мысли, но я их отгонял.
— Какие же? Говори! Ведь я же их всё равно знаю! Просто, хочу от тебя услышать.
— Ну…, якобы просветление уже было у нас раньше…, в прошлых жизнях.
— И чего же ты тогда отгонял эти мысли? Почему в них не верил?
— Ну… как-то не вяжется всё это.
— Что конкретно?
— Зачем тебе тогда это воплощение было надо, — неуверенно предположил я.
— Ну как же! Вон Тобиас решил повторить опыт, а за ним ещё более полутора тысяч Вознесённых Мастеров зашло на планету в новорождённых телах.
— Так они хотя бы заранее заявили, якобы пришли для того, чтобы просто радоваться жизни на земле. А у нас… что за радость? И вообще, что за жизнь ты мне устроил? Да и до сих пор по сути мало что изменилось, кроме сознания. Не жизнь моя поменялась, а я стал её по-другому воспринимать, потому и доволен вроде как всем. Хотя, сам знаешь, тоже пока не всем.
Он опять заразительно рассмеялся:
— Но ведь ты прекрасно помнишь фразу, уже много лет тобою услышанную – «Мы пришли сюда для того, чтобы снова с самого, самого низа подняться к вершинам без какой-либо поддержки и по самому сложному сценарию».
— Помню, конечно, — согласился я.
— И ведь прошли! — довольно воскликнул он.
— Тебе виднее, — продолжая делать недовольный вид, согласился я, — только за каким чёртом нам это было надо?
  Он довольно усмехнулся.
— Ну в самом деле, для чего? — горько спросил я. — Раньше, я хотя бы считал, что необходимо пройти реализацию для достижения осознанности, своей полной идентификации и суверенности, как Истинному Я. А сейчас оказывается этого уже и не нужно было? Ты что мазохист?
— Были задачи и поверь очень даже важные.
— Так объясни!
— А я хочу, чтобы ты сам до всего дошёл. Так как почти всё уже случилось, просто ты не отдаёшь себе в этом отчёта и, можно сказать, даже последняя цель уже близка к завершению.
— Это какая?
— В физическом теле, соединившись с Телом Единой энергии, остаться наслаждаться жизнью на земле. Понимаешь… раньше мне этого никак не удавалось.
— Но я сейчас что-то пока не сильно наслаждаюсь, — ехидно подколол его я.
— Ничего, главное, Тело Единой энергии, ты уже чувствуешь и не просто, как вибрации или энергии, каким ты воспринимаешь его уже более десятка лет, а на постоянной основе.

  Здесь мне нечего было возразить. Ведь уже какое-то время я действительно чувствую присутствие этого тела в себе круглосуточно на постоянной основе. И даже первые дни старался не делать никаких резких движений, предпочитая сидеть дома, дабы не помешать его полной интеграции. Хотя первая его примерка произошла уже около пяти лет назад. Поэтому я молчал, осмысливая последние новости, сказанные им.

  Он же продолжал:
— А вспомни, сколько энергий за последнее десятилетие ты пропустил и трансформировал через себя! Ведь это же уму непостижимо. А сколько всего написал и отпустил в соответствующие сферы для того, чтобы энергии, отправленные через твои тексты, помогали другим людям найти свой, единственно верный путь. И даже не так уж и важно читают твои книги, рассказы и статьи или нет. Энергии, заряженные в них через тебя, всё равно работают и не с меньшей результативностью. И как ты теперь считаешь – Много таких как ты?
— Не знаю, мне не попадались.
— И вряд ли попадутся. Потому что такие как ты довольно редко по земле рассеяны. Помнишь…, ты ещё писал об этом.
— Помню, конечно, только не было у меня тогда абсолютной веры в то, о чём писал.
— Напрасно. В твоих книгах нет ничего неверного и неправдивого.
— Ты наверное хотел сказать – в наших книгах, — с улыбкой уточнил я.
— Ну, можно, и так сказать, — согласился он и тут же добавил:
— А как ты думаешь, смог бы ты всё это написать и передать, живя счастливой и безоблачной жизнью где-нибудь на берегу тёплого моря, как ты всю жизнь мечтал?
— Вряд ли, — вздохнув, согласился я.
— И ещё, как ты думаешь? Стоят ли все твои страдания, той огромной работы, которую мы проделали через тебя ради той же Шамбры, да, разумеется, и не только ради Шамбры. Можно даже смело сказать – ради всей планеты.
— Тебе виднее, — согласился я.
— А ещё очень важно, что всё мною только что сказанное, ты воспринимаешь совершенно спокойно. Ведь буквально несколько месяцев назад тебя бы порвало от всех этих известий. Хотя, разумеется, ты давно об этом догадывался и предполагал, но тебе подобные мысли всегда здорово мешали и тормозили. И поэтому я всячески пытался тебе внушить, что необходимо убрать всякую важность себя. И нам это удалось. И в этом есть главная причина, почему я тебе не открывался раньше.

  Я молчал. Скажу честно, но меня даже как-то и не особо вдохновили и цепляли, сказанные им слова, хотя сейчас, я воспринимал всё, скорее, как человек. Я просто молча слушал, принимая его стопроцентную правду. Впрочем, как и всегда. Я со всем был согласен заранее и мой дух противоречия полностью успокоился. Хотя и сопротивлялся-то я чисто из желания по привычке противиться в своей человеческой сути, изначально сознавая его правоту.

  А он тем временем продолжал:
— И да, ты прошёл просветление, вновь пропустив все необходимые энергии через это тело, расширил своё человеческое сознание. Хотя для нас, как Единицы сознания, не было в том большой необходимости. Отсюда и есть некоторые твои отличительные особенности. Отсюда у тебя ощущение незавершённости. Но успокойся, ты уже давно всё прошёл. Прошёл, потому что тебе нужно было всё это пережить, чтобы описать и передать другим. И на этом, данный этап у нас завершается. А вот дальше уже можно будет немного расслабиться и познать некоторые радости жизни на этой планете, а захочешь и на других, — улыбнувшись, закончил он.
— Может быть тогда ты хотя бы признаешься – Кто ты…, то есть мы есть, а… Вознесённый мастер?
— Но ты ведь, кажется, давно догадываешься?
— Ну, есть у меня варианты, — усмехнулся я.
— Тогда оставим пока это в тайне, сохраним интригу. Хотя не в интриге, конечно, причина, а в пользе дела, — заключил он.

  Через пару дней мне вновь захотелось задать несколько вопросов своему Истинному Я и я обратился к нему:
— Мне хотелось бы продолжить наш разговор.
— Хорошо, давай продолжим, — согласился он.
— Что-то мне не очень вериться, будто дальше нам предстоит лишь наслаждение жизнью.
Я почувствовал, как он ухмыльнулся.
— Да и, наверное, скучно просто жить ничем не занимаясь, — продолжил я, — вот взять хотя бы мои последние месяцы. Так я жить не согласен, даже на берегу океана.
— А что тебя не устраивает?
— Хотелось бы каких-то действий, активности, движений в физическом мире. Ведь если бы не мои редкие попытки хотя бы о чём-то писать, то совсем грустно и скучно мне было бы здесь находиться. Хотя я понимаю во время окончательного осознания себя и признания своей Истинной сути – отшельничество и одиночество, наверное, скорее благо, чем наказание.
— Ну хотя бы это ты понял, — улыбнулся он и тут же спросил:
— А энергии?
— А что энергии?
— Почему про них ты забываешь? Ведь твоё пребывание здесь далеко не бесполезно и праздно. Ты же сейчас пропускаешь огромное количество энергий и это далеко не всегда связано лишь с интеграцией Тела Света.

С этим я молча согласился. Действительно, редкая ночь обходиться без вибрирующих в теле потоков энергии, иногда такой силы, что и спать-то спокойно нет никакой возможности. Хотя после особенно бурных ночей, как правило, случаются перерывы в несколько дней, но обычный поток средней интенсивности не затихает никогда.

  Он же между тем продолжал:
— Ты настолько привык к этому виду своей деятельности, что уже давно перестал её считать чем-то важным, значимым. А между тем – это сейчас твоя главная и необходимая работа. И одна из твоих функций, как человека.
— Так я же вроде как уже теперь не совсем человек, — улыбнулся я.
— Вот и замечательно, значит, можно больше через тебя передавать и меньше объяснять.
— Но всё-таки, куда всё это идёт?
— В общих чертах я тебе уже давно рассказал, а подробнее нет смысла. И не потому, что это какой-то страшный секрет, а просто, невозможно этого объяснить в понятиях физического мира. Знай, что всё это используется на добрые дела и выравнивания энергий, как этого региона, так и в целом всего физического мира.
— Ладно, с этим в общих чертах понятно, — согласился я, — значит, именно этой причиной я и привязан к данному месту?
— В общем-то да, но возможны перемены.
— Неужели! — оживился я.
— Да, ты уже достаточно себя посвятил этому делу и для тебя возможны изменения, скажем так, переход на следующий уровень. А сюда, ну не конкретно в этот посёлок, но в это место придёт тебе замена.
— Так с этого пункта, пожалуйста, по подробней….
— Но для начала тебе нужно осознать себя полностью и мной, как Вознесённым Мастером, в том числе.
— Я не возражаю, давай хоть сейчас, — с готовностью откликнулся я.
— Не всё так быстро.
— А что мешает?
— Да вроде бы ничего не мешает, но необходимо время.
— И всё-таки у меня в этой связи есть вопросы.
— Спрашивай.
— Считается, что когда человеческое сознание осознаёт себя, как «Я Есть, то что Я Есть», оно вбирает в себя всё, чем владеет его Истинное Я. Оно становиться всем. Так?
— Да, в случае первичного просветления, именно так. Он своим просветлением, как бы объединяет все свои части, а потом после окончательной реализации может принимать любой из своих прошлых образов, делая его условно главным. Отсюда Вознесённые Мастера обычно принимают тот образ, кем они были до просветления, таким способом как-бы идентифицируя себя, делая свою визитную карточку. Хотя, разумеется, это всё достаточно условно, ведь Вознесённый Мастер физического тела не имеет.
— С этим понятно, а как же в нашем случае?
— В нашем случае просветление уже произошло достаточно давно и есть образ, который уже объединил все прошлые достижения.
— Значит Просветлённого Мастера Владимира Тетерина уже не будет?
— Почему не будет? Он уже есть и вполне может таковым остаться, как аспект или грань ранее существовавшего Вознесённого Мастера. Для тебя это важно?
— Да, вовсе нет, конечно! Мне просто интересно, как оно всё происходит, потому что существует мнение, будто Вознесённые Мастера к новым воплощениям не возвращаются.
— Обычно не возвращаются, но иногда случается такая необходимость, как например 1600 Мастеров, что вошли вслед за Тобиасом. И вовсе не только жизни радоваться они сюда пришли, но и поддержать души тех людей, что готовы к реализации, поддержать и помочь сбалансировать всю планету. И безусловно этот десант окажет мощное влияние на планету и уже оказывает. Хотя вроде как внешне это всего лишь дети. Они, разумеется, ещё не осознаны, но сознание то их уже, как Вознесённых Мастеров. И наверняка их жизнь будет здесь происходить значительно легче, так что радоваться жизни им удастся больше, чем довелось тебе.
— Ага, понятно, но вообще, подобные прецеденты уже случались раньше на земле?
— Ну, как видишь теперь на нашем примере, случались и раньше. Был десант и в послевоенный период, только не такой многочисленный, к которому принадлежим и мы с тобой. Задача перед нами стояла более сложная, потому что энергии были очень тяжёлыми, старыми. Вторая мировая война всколыхнула всё это болото и нужно было как-то всё это приводить в порядок. Вот тогда и поделили планету на сектора, в каждый из которых зашли Вознесённые Мастера. Один из таких участков достался и нам. Так что тот сон, по разделу планеты между Сущностями, что ты описывал в своей книге, вовсе даже и не сон, а скорее воспоминание.
— И как же наша работа, удалась?
— В общем и целом, да. Планета пришла в движение и хотя многие регионы пока всё ещё оптимизма не внушают, и ещё немало что предстоит сломать и поменять. Но общая тенденция к положительному результату уже наметилась и она безальтернативна. Все твои перемещения и переезды, как бы они не выглядели случайными или спонтанными, на самом деле всегда были предопределены заранее и важны. Уж прости, но действовать приходилось в интересах дела, а не в твоих интересах, как человека. Поначалу ты об этом ничего не знал, но нужно было наше физическое присутствие в том или ином месте отведённой нам территории. Последние лет десять ты эти энергии уже чувствуешь и теперь прекрасно представляешь, что это такое – выравнивать энергии планеты.

  Я молчал, переваривая сказанное им, хотя вроде как никаких особых новостей сообщено не было. Всё это и раньше приходило ко мне по мере написания книг, но тогда я вовсе не был уверен в том, о чём писал. И поэтому иногда мне самому, написанное мной, казалось наглой фантазией, но я всё равно писал и публиковал, не в силах противиться, шедшему откуда-то изнутри меня, желанию. Сейчас всё это подтвердилось уже вполне на осознанном уровне и поэтому сомнений больше не было.

  И через мгновение я задал очередной свой вопрос:
— Но мы хотя бы являемся Шамброй?
— Да, безусловно, наша небольшая группа Вознесённых Мастеров находиться внутри Шамбры и является её костяком и опорой, хотя у нас и более глубокие и важные задачи. Отсюда у тебя интуитивное стремление переживать за Шамбру и видеть все их победы и заблуждения. Шамбра, как ты знаешь, дело добровольное, хотя для тебя присутствие в этой группе было обязательным и без вариантов. Отсюда же у тебя переживание за ту страну или теперь уже страны, где ты жил и в какой-то мере до сих пор несёшь за них ответственность, хотя, разумеется, не на событийном уровне. За события мы ответственности не несём, хотя все они происходят, благодаря тем или иным изменениям энергий. Но, какими бы эти события малопривлекательными не казались, в общем и в целом, все они несут положительные тенденции для конечного результата.
— А что для нас есть конечный результат?
— Земля, как оазис благополучия, любви и процветания, с точки зрения людей, и лучшее место для окончания человеческого опыта, с точки зрения Ангелов.
— Несмотря на появления сотен Новых земель?
— Ну, ты же сам понимаешь, что все Новые земли – это ускоренные курсы по трансформации Ангельского опыта. Нужный результат они дают, но никакого удовольствия не предполагают.
— Так что, нам повезло, оказаться в первых рядах Ангелов, выбравших в своё время проект «Земля»? — весело спросил я.
— А ты уверен, что сюда стояла очередь, — усмехнулся он.

                            Владимир Тетерин    13-16.09.2020

Отблагодарить автора

<<Предыдущая статья………………….Следующая статья>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *